|Вторник, Май 24, 2022
Вы здесь Home » Горожане » Там, где война, нет ничего хорошего

Там, где война, нет ничего хорошего 

04.02.2021 г.

vv2

Общероссийская некоммерческая организация «Боевое братство» объединяет ветеранов локальных войн и военных конфликтов. У каждого из них своя судьба, но общее призвание – служить Родине. В преддверии Дня защитника Отечества – наш разговор с военно-морским авиационным врачом, подполковником медицинской службы в отставке Александром Глушенковым.

Мы познакомились с Александром Григорьевичем на художественной выставке в его частной галерее-оранжерее. Вехи его военной биографии – служба военврачом в гарнизоне Остафьево, работа в Центральной военно-врачебной комиссии ВМФ, выполнение интернационального долга в Анголе и Чечне, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» стали поводом для новой встречи.

– Александр Григорьевич, почему Вы решили стать военным врачом?
– Я родился в деревне в Смоленской области. Моя мама была врачом, а папа учителем. Что такое один врач на всю сельскую местность, я знал не понаслышке. У мамы выходных не было. Иногда к нам в окно стучали среди ночи, и мама вставала и уезжала помогать людям, даже если нужно было ехать в соседнюю Калининскую область. Я видел, как важен ее труд, и решил пойти по ее стопам.

– В 1982 году Вы окончили Ленинградскую Военно-медицинскую академию им. Кирова. По Вашему мнению, отличается ли качество образования тогда и сейчас?
– Я поступил в 1976 году, и тогда в президиуме на собрании в академии у нас сидел 41 генерал. Такого больше никогда не было. Многие из них были участниками войны. Начальником кафедры анатомии был Ефим Анатольевич Дыскин, Герой Советского Союза. В ноябре 1941 года, когда ему было всего 18 лет, он подбил семь танков на Волоколамском направлении под Москвой. Это было максимальным показателем для одного боя. Потом он окончил академию и стал врачом, начальником кафедры анатомии. У нас преподавали настоящие асы своего дела. Некоторое время спустя наступил печальный период, когда в Академии стали преподавать люди неподготовленные, просто у них были квартиры в Ленинграде. Провал был колоссальный. Сейчас всё это восстанавливается, идет мощное развитие.

– После окончания академии Вы служили врачом-специалистом, затем – начальником медицинской службы авиаполка в гарнизоне Остафьево. Какие полеты тогда совершались?
– В гарнизоне Остафьево я служил с 1982 по 1990 год. У меня были замечательные командиры: Алексей Иванович Флягин, а затем Владимир Иванович Базванов. Они стали для меня настоящими учителями жизни. В 1989 году, во время конфликта в Нагорном Карабахе наши экипажи самолетов «Ан-12» сделали очень много рейсов Остафьево – Баку – Остафьево по вывозу беженцев. Это были семьи военнослужащих, армяне. Экипажи работали круглосуточно, отдыхали прямо на аэродроме в самолете и, конечно, недосыпали, хотя это запрещено. Ребята не жаловались, нужно было просто спасать людей, и они свой долг выполнили с честью. Вывозили беженцев зимой без теплой одежды, с пустыми руками. С аэродрома автобусами их транспортировали в Горки. Жуткое время было.
Ещё в задачи нашего полка входила доставка материально-технических средств на Новую Землю. Там находился полигон, на котором испытывали ядерное оружие. Наши экипажи помимо военного оборудования возили туда комиссии, которые наблюдали за испытаниями. В советское время мы помогали дружественным народам и правительствам в Африке. Было выполнено множество успешных авиарейсов в Алжир, Анголу, Мозамбик, Эфиопию и другие страны.

– Расскажите какой-нибудь случай из медицинской практики.
– Одной из моих задач было следить за тем, чтобы экипаж перед вылетом был полностью готов к поставленной задаче. Все должны были быть отдохнувшими, здоровыми и без «горячительного» накануне вылета. Однажды в моей практике произошел интересный эпизод. В самом начале, когда я только пришел лейтенантом, ко мне зашел на предполетный осмотр борттехник одного из самолетов. Он был явно не совсем трезвым. А ведь бортовой техник — это глаза и уши работы двигателей самолета. Он следит за всеми приборами во время полета.
Я ему сказал: “Я тебя в таком виде не выпущу. Вынужден доложить командиру полка”. Он попросил: “Только командиру не докладывай, давай расскажем командиру экипажа и вместе что-нибудь придумаем”. Я спрашиваю: “Почему это я не должен докладывать?”. А он: “Ну, к тебе приезжали когда-нибудь однокашники?”. Я говорю: “Нет”. – “А ко мне вчера приехал”. Этим он оправдывал свое состояние. Я его, конечно, к полету не допустил. После того как он вышел от меня, он сел на велосипед и сбил главного инженера полка. А это его непосредственный начальник. Главный инженер полка потом на всех партсобраниях в шутку говорил: “Доктор выпустил его, а он не доехав до самолёта сбил меня на земле, управляя велосипедом”.

– В 1990 году Вас направили служить в Анголу. Чем запомнилась эта страна?
– В Анголе в то время располагался пункт материально-технического обеспечения Северного флота. Прослужил я там до 1992 года, до закрытия этого пункта в связи с тем, что в 1991 году СССР развалился. Я жил там с семьей – супругой и двумя детьми. Запомнилась замечательная природа, океан. Столица Луанда – жемчужина западного побережья Африки. А ещё запомнилась тропическая малярия, от которой даже сейчас гибнут люди, приезжая из Африки.
Малярийный сезон был дважды в году после дождей. Моя жена болела тропической малярией, но мы вовремя диагностировали ее и вылечили. Тропическая малярия опасна тем, что при отсутствии ее лечения происходит 100% летальность. Все мои подопечные остались живы. Несмотря на войну в Анголе, в Луанде мы жили хорошо. Местное население — народ очень хороший, дружелюбный, но бедный. Хотя сама страна богатейшая: и нефть, и алмазы… Но там, где война, ничего хорошего нет.

– За что Вы награждены медалью ордена «За заслуги перед Отечеством»?
– За Чечню. Я был командирован туда в 1995 году в составе опергруппы ВМФ. Моя задача состояла в том, чтобы отладить пути эвакуации, контакты с частями, госпиталями, отслеживать, куда направили раненых, потому что их везли во все лечебные учреждения России.

– После демобилизации Вы занялись растениеводством. Мы слышали, что зеленое оформление Аллеи Славы в микрорайоне Остафьево – Ваших рук дело. Какие еще проекты Вы реализовали?
– Поскольку я родился и вырос в деревне, работы на земле мне были знакомы с детства. Я очень люблю выращивать растения. Сейчас у меня небольшая компания, которая занимается оптовой торговлей посадочным материалом. А то, что не раскупили, – реализую у себя на участке. Приезжайте весной или летом, увидите. Когда открывали Аллею Славы в микрорайоне Остафьево, которую финансировал наш известный путешественник Фёдор Конюхов, ко мне обратился мой командир по службе Владимир Иванович Базванов по вопросу озеленения. Я с удовольствием помог, и до сих пор там растут мои туи и кусты спиреи. Я также оформлял клумбу в павильоне «Цветы» на ВДНХ в прошлые годы. Минувшим летом облагораживал четыре клумбы вокруг фонтана в парке Горького. В этом фонтане любят купаться десантники. Кроме того, в усадьбе Остафьево мы высадили клумбы и кустарники.

– Планируете ли развитие вашей художественной галереи?
– Да. У нас экспозиция обновляется каждый месяц. Посещение галереи – бесплатное. Мы с куратором галереи художником Леонидом Зориным будем рады, если ее будут посещать те, кому интересно искусство.

– Что бы Вы пожелали военным в преддверии 23 февраля?
– Здоровья. И чтобы их профессия никогда в жизни им не пригодилась.

Елена Карасева

ochevidets.info
Новости Щербинка

vv1

vv3

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика