|Вторник, Апрель 20, 2021
Вы здесь Home » Культура » Потребность в культуре у людей есть

Потребность в культуре у людей есть 

26.03.2021 г.

mertsen (10)

25 марта отмечается День работника культуры. Накануне этого дня мы встретились с режиссером щербинского ДК, актером театра и кино Михаилом Мерценом, чтобы поговорить о состоянии дел в современном культурном пространстве Щербинки и не только.

Михаил Мерцен окончил Высшее театральное училище имени М.С. Щепкина в 2007 году. Работал в нескольких театрах и цирке. Снимается в кино, сериалах и рекламе. Создал свой театр под названием «Московский театр «Форум», вместе с которым объездил всю Россию и Европу. С недавнего времени работает режиссером в щербинском Дворце культуры, а также продолжает играть в антрепризных спектаклях.

– Почему Вы пришли в эту профессию?
– Потому что не хотел учиться в школе. Думал, что артист – это тот, кого показывают по телевизору и платят за это большие деньги. В старших классах я почти перестал ходить в школу, потому что пошел работать на лифтостроительный завод, чтобы помогать родителям. И учителя ставили мне тройки, а не двойки и в шутку говорили: «Зачем человеку портить жизнь, если он станет великим артистом».

– Вы поменяли свое мнение относительно этой профессии?
– Конечно. Я понял, что это большой труд. И чтобы сделать что-то стоящее, нужно много работать. Но мне это очень нравится, и это большое счастье, когда работа приносит удовольствие.

– То есть сказать, что Вам когда-нибудь пришлось пожалеть о выборе профессии, нельзя?
– Наверное, нет.

– Вы работали и в театре, и в цирке, и сами руководили театром. Что из этого Вам нравится больше всего?
– Не могу что-то выделить. Мне нравится любой творческий процесс. Мне это приносит радость, счастье и удовольствие.

– Каково, по-Вашему, состояние современной российской культуры?
– По-моему, оно на дне.

– Почему?
– Потому что для расцвета культуры нужно много хороших специалистов, нужны хорошие площадки, и, конечно, просвещение, которого нет. Ведь если говорить о культуре нации, то этому тоже нужно учить, а этому сейчас почти никто не учит. Ни в школах, ни в садах. Дети учатся в интернете. Они воспитываются на том, что видят по телевизору и в онлайне.

– Что нужно делать, чтобы это изменилось?
– Просвещать. Снимать хорошие фильмы, давать читать хорошие книги. Книги – это самый главный источник питания для мозга. Но, только если это не Дарья Донцова.

– Как по-Вашему, почему в советское время удалось построить сильное культурное пространство, а сейчас не получается?
– Схемы работы не изменились, а вот изменилось то, что сейчас можно где-то украсть, то есть не донести до конечного потребителя. Кроме того, сейчас появилось много артистов, режиссеров, которые выпускаются из каких-то второсортных институтов, где их не учат, а обманывают. Им дают диплом и ничему не учат. Огромное количество режиссеров ставят спектакли, снимают кино, а при этом у многих нет даже профильного образования. И они становятся трендовыми и нередко играют ведущую роль в творческом пространстве. Многие ориентируются на западные тенденции и считают, что то, что хорошо там, будет хорошо и у нас. Но нас учили, что в спектакле должно быть все логично и оправдано, а там все иначе. Очень много неоправданного, нелогичного и непонятного. И у нас стало много таких постановок. Сейчас почему-то то, что тупо, считается круто.

– Но если люди заполняют залы, может быть, у зрителя есть запрос на такие спектакли?
– Мне кажется, в зале много людей, которым просто неловко встать и уйти. Или просто модно ходить на такие спектакли, где все нелогично и неоправдано. Если спектакль «в тренде», на него нужно обязательно сходить. Возможно, это опять же низкий культурный уровень. Многие такие спектакли смотреть ведь совсем несложно. А сейчас все заточено на то, чтобы поменьше думать.

– Если бы Вы могли что-то поменять в глобальном плане, что бы Вы сделали?
– Сейчас огромное количество хороших маленьких театров просто загибается. В первую очередь, я поддержал бы их. Например, я считаю неправильным «поглощение» театром имени Вахтангова маленького театра имени Рубена Симонова. Это был прекрасный коллектив с замечательным репертуаром. Если бы театру выделили больше денег, для него это было бы крайне существенно. А еще я бы занялся цирками. Многие цирковые семьи живут в нищете, полузабытые. А потом ведь эти же люди со своими номерами побеждают на международных фестивалях. Но финансовая помощь как-то до них не особенно доходит.

– В разные годы в Щербинке существовали разные театры. Насколько, по-Вашему, здесь это востребовано, и возможно ли создать в таком маленьком городе что-то интересное?
– Мне кажется, что возможно создать, и это очень востребовано. Но у нас вообще нет рекламы. Когда я ставлю свой спектакль, я ношусь и везде клею афиши. Размещаю рекламу через соцсети. Сейчас нельзя даже баннер повесить, хотя только благодаря баннеру собирается половина зала. А ведь у нас многие люди до сих пор не знают, что в нашем ДК работают кружки и ставятся спектакли. Любую рекламу на стендах в новых микрорайонах быстро срывают, нельзя зайти в школы и оставить там флаеры.

– То есть, если исправить ситуацию с рекламой, то люди будут ходить на спектакли?
– Конечно. Особенно сейчас, после пандемии люди соскучились по театру. Потребность в культурном отдыхе есть. И даже интернет и телевидение не смогут это побороть. Человеку хочется чистого и светлого, и за этим он хочет пойти в театр.

– Вы создали в ДК свою театральную студию. Какие у Вас планы и цели в этой работе?
– Мы только начали работать. Из-за пандемии долго просидели дома, не могли собираться. Фактически полноценно работаем только два месяца. Что касается целей, то когда я работаю с детьми, я ставлю одну цель: научить их двигаться, правильно говорить, чувствовать себя раскрепощенными. У меня нет задачи сделать из них великих актеров. Я не занимаюсь тем, чем занимаются многие: берут с родителей большие деньги, говорят им, что ребенок очень талантливый, и делают с ним спектакль, где он корявенько поет песенку, а мамы и папы снимают это все на телефон. Это очень легко, но я этим не занимаюсь. Вот научить ходить, двигаться, выправить кривые спины, это да. У многих детей проблемы с координацией движений, психологические проблемы. Их нужно решать, и театр умеет это решать. А если получится, то дальше можно и спектакль какой-то сделать. Мне нравится, когда у детей глаза горят.

– Чего не хватает нашему городу в культурном плане?
– Да всего не хватает. У нас практически ничего нет. Допустим, театра оперы и балета.

– Вы серьезно? Разве это возможно в таком маленьком городе?
– Почему в Германии, к примеру, возможно, а у нас нет? Там повсюду есть маленькие театры. До пандемии мы объездили весь Израиль. Там больших городов почти нет, повсюду малюсенькие городки, и везде все есть.

– Ну а перспектива у нашей культуры какая-то есть?
– Конечно, есть! Шедевры остаются на века – рукописи не горят! А всякая ерунда, которая сегодня вызывает бурную реакцию и привлекает внимание, через год забывается. Я надеюсь, что так и будет продолжаться, и ледоход хорошего и доброго так и будет идти через эти льдины, а вот эта сегодняшняя ситуация когда-нибудь закончится. Вот разрушили ту базу кино и театра, которая была в советское время. А я считаю, что лучше этой базы ничего нет. Нужно брать и работать на ее основе. Делать четкие и простроенные спектакли. Надо репетировать, работать, выкладываться. Затрачивать частичку себя. И потом, когда тебя не станет, останутся эти работы, в которых ты затрачивался, в которых есть часть тебя.

Беседовала Мария Смирнова

ochevidets.info
Новости Щербинка

mertsen (9)

mertsen (8)

mertsen (7)

mertsen (6)

mertsen (5)

mertsen (4)

mertsen (3)

mertsen (2)

mertsen (1)

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика