|Четверг, Июль 7, 2022
Вы здесь Home » В память о войне » «Думал, что ранят, – так и вышло»

«Думал, что ранят, – так и вышло» 

10.04.2021 г.

afgan_kalinin

Герой нашей новой статьи из рубрики «Боевое братство» Александр Каланин, интернационалист, проходивший срочную службу в рядах Советской Армии в Афганистане.

Военную службу в Афганистане Александр Каланин проходил почти сорок лет назад, в начале восьмидесятых годов прошлого столетия. После окончания восьми классов школы поступил в металлургический техникум на сталевара. По окончании техникума осенью 1980 года был призван в армию. Попал в учебное подразделение под Свердловском, где проходил обучение на командира отделения ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс). Чуть позже подразделение отправили в Германию. И только несколько человек, среди которых и Александр Каланин, были направлены в Туркестанский военный округ, где им сообщили, что службу предстоит проходить в Афганистане. Это был май 1981 года.

Направление в Афганистан у молодого человека опасений и тревоги не вызвало. «Служба есть служба», – говорит Александр. Хотя родители, конечно, за сына переживали.

15 мая солдаты прилетели в Кабул, откуда нескольких забрали в Баграм в зенитно-ракетный взвод комендантской роты. Первое время служба проходила спокойно, ни в каких операциях не участвовал. Ходил в дежурные наряды по штабу дивизии.

Через некоторое время Александра отправили в разведроту 177-го полка. В основные задачи входили дозоры и сопровождение колонн. Нередко бывало, что полк обстреливали – пули, как говорится, свистели над головой, прошивали палатки.

Однажды перед отбытием на важную операцию солдаты наелись печенья с молоком. Через некоторое время, когда добрались до бывшей дивизии, Александр почувствовал себя нехорошо. Никому ничего не сказав, решил отлежаться у бывших сослуживцев в комендантской роте, которая стояла тут же, и попросил дать знать, когда объявят тревогу. До КПП, где стояли свои машины, было всего метров сто, но, когда Александр по тревоге прибежал к месту, разведрота уже ушла. Был слышен лишь гул удалявшихся машин. Бросился догонять своих вместе с колонной в танке. Вспоминает, как приходилось греться на радиаторе танка, потому что ночи зимой были очень холодные. Там же и заснул и всю ночь ехал на танковой броне. Наутро догнали комендантскую роту, а вот разведка опять ушла в неизвестном направлении, хотя по рации слышал, что свои рядом. Найти свою разведроту удалось только через три дня.

Операция, в которой принял участие Александр, была направлена на уничтожение крупных бандформирований в ущельях гор. На обратном пути пришлось проходить через обстрелы боевиков, преодолевать разрушенные мосты. Командир отправил Александра вместе с товарищем занять место в машине, где был ранен водитель. Товарищ сел за руль, Александр рядом с пулеметом. Спустя некоторое время машина осталась без поддержки другой техники и попала под серьезный обстрел. Проскочить не удалось, и, когда обстрел стал еще сильнее, товарищ остановил машину: было решено уходить.
Мы нагнулись. Я стал дергать ручку двери, дверь не открывалась, потому что я дергал ее в обратную сторону. В доли секунды понял, что делаю не то. Когда все-таки открыл дверь, получил удар в шею. Нырнул из машины «рыбкой» с метровой высоты. Думал, это меня Юра шибанул локтем, чтобы я поторопился. Потом подумал, что он не мог так сделать. Он меня спрашивает: «Задело что ли?», а я ему отвечаю: «Похоже, что да!» – рассказывает Александр.

Рана была не очень серьезной – крови было немного. Некоторое время товарищам пришлось отбиваться, но меньше чем через час подошли свои и подобрали их. Когда на следующий день забирали машину, она была словно сито, вся изрешечена. А в том углу кабины, где сидел Александр, на уровне головы была огромная дыра – туда попала разрывная пуля. Ее осколки и посекли шею.
Самое интересное, что, когда начали обстреливать колонну, я подумал, что в этом бою меня должны ранить. Стал думать, куда меня ранят. Нужно, чтобы было легкое ранение, куда-нибудь в мягкие ткани. И ничего лучшего я не мог придумать, как представить себе, что ранят в шею, – говорит Александр с определенной долей иронии. – Так и получилось.

Дальше Александра отправили в медсанбат в Баграм, где он провел месяц. В апреле вернулся в подразделение и прослужил на афганской земле до ноября.

Служба в Афганистане пришлась на молодые годы Александра Каланина. Ему было всего двадцать лет. Армия, по словам Александра, помогла сильно повзрослеть. И хотя воспоминания о том времени ему даются довольно легко, иногда даже с иронией и шутками, пережитое, несомненно, оставило серьезный след в душе молодого человека.

Со всеми сослуживцами Александр всю жизнь поддерживал и поддерживает связь, несмотря на то, что все живут в самых разных уголках бывшего Советского Союза. Боевые товарищи до сих пор созваниваются, интересуются, как у кого дела, поддерживают друг друга, вместе скорбят по ушедшим.

Сегодня Александр Евгеньевич Каланин – житель Щербинки. Приехали сюда с женой три года назад из Златоуста Челябинской области.

Мария Смирнова

ochevidets.info
Новости Щербинка

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика