|Вторник, Январь 18, 2022
Вы здесь Home » В память о войне » У войны не женское лицо

У войны не женское лицо 

18.06.2021

avilova2

Мы продолжаем рассказывать о членах организации «Боевое братство». В этом материале расскажем не просто о солдате, а о женщине, которая посвятила службе на Кавказе 17 лет своей жизни.

Инна Авилова родилась в Калининградской области. Когда девочке было десять лет, семья переехала в Воронеж, где впоследствии Инна закончила педучилище, а затем Воронежский пединститут, стала учителем физкультуры. Работала учителем, затем завучем и директором спортшколы. В 1997 году после тринадцати лет работы Инне Авиловой предложили должность телефониста в 10 танковой дивизии, где она прослужила три года по контракту. Затем в 2000 году продолжила службу в 42-ой гвардейской Евпаторийской Краснознаменной мотострелковой дивизии 58-й Армии Северо-Кавказского военного округа, которая дислоцировалась в Чеченской Республике, город Грозный, населённый пункт Ханкала (вторая кампания).
В то время я могла рассчитывать только на себя. Муж погиб, у меня был сын и родители пенсионеры. Нужно было поддержать семью, — говорит Инна Ивановна.

Первое время жить приходилось в полевых условиях: палатки, привозная вода. Все это на взлетной вертолетной полосе. Чуть позже дивизию переселили в стационарный городок. Здесь же произошел запомнившийся случай, когда пришлось защищать детей. Инне Авиловой дали отпуск, чтобы отвезти детей военных на отдых, после чего она привезла их в Ханкалу для встречи с родителями. В это время на городок было совершено нападение со стороны боевиков. Пули прошивали машины во дворе, лупили по стенам и окнам. Дети были в квартире с Инной, которая, услышав обстрел, бросилась к ним и быстро «как котят перекинула всех в дальнюю комнату», подальше от выстрелов, которые в любую минуту могли разбить окно и кого-то ранить. И по сегодняшний день, уже выросшие и ставшие взрослыми ребята, общаются с Инной и зовут ее второй мамой, которая спасла их от пуль.

Опасность была повсеместно. На машинах тогда не ездили – было запрещено. Летали на вертолетах, что тоже было небезопасно. Вертолеты часто подвергались снайперским обстрелам, и каждый полет в Ханкалу и обратно мог стать последним.

В 2002 году боевики подбили военно-транспортный вертолет МИ-26, летевший из Моздока. На борту находилось около ста человек. У террористов был замысел сделать так, чтобы вертолет упал на Ханкалу, где в то время служила Инна, на жилой район 42-ой дивизии. Но летчики, ценой десятков жизней смогли увести вертолет в сторону от домов, тем самым спасли от гибели сотни военнослужащих. Тем не менее, в крушении погибло десятки военных. Среди них двое из батальона Инны Авиловой.

Небезопасно было выйти даже на рынок, поэтому магазины были организованы рядом, в городке.

Во время командировки в горном районе Ведено приходилось жить и работать в связных машинах, где тоже систематически подвергались обстрелам снайперов.
Была одна из ночей, когда шли бои, было сильное напряжение. На связь вышли мальчишки: «Сестричка, сестричка, помоги, не можем выйти из ущелья, у нас много раненых! Такой-то квадрат». Я в три часа ночи вышла на начальника медицинского батальона, доложила.

Несмотря на постоянную опасность, Инна Авилова говорит, что страшно на войне не было.
Нет, страшно не было! Наверное, потому что характер бойцовский. Нас отец воспитывал в спартанском духе, это помогало! А еще всегда была мысль: если не я, то кто? – говорит Инна Ивановна. – Кроме того, была ответственность за сына. Нужно было дать ему образование, сделать из него человека!

За семнадцать лет стала воспринимать эту тяжелую и опасную службу своим домом. И на уговоры вернуться в мирную гражданскую жизнь уже не готова была ответить согласием. Со временем стала чувствовать, что нужна именно там.

обо всем, а они в ответ: «Господи, а мы их потеряли!». И тут же послали за ними два вертолета.

В Чечне и Ингушетии Инна Авилова прослужила 10 лет. После еще 7 лет служила в 17-м отряде специального назначения внутренних войск «Эдельвейс» на должности начальника АТС, с которым совершала постоянные командировки в Чечню. За много лет службы приходилось видеть всякое. Нередко летать вместе с грузом 200. После контузии, которую получила во время атаки боевиков на колонну боевой техники и подрыва фугаса, долго пролежала в госпитале, где повидала немало раненых молодых ребят.

К солдатам-срочникам своего батальона было особое материнское отношение.
У меня была возможность, я их постоянно подкармливала. То сгущенку приносила, то тушенку, то котлетки из столовой. У меня такой же сын. И для меня это были дети. Я же сама педагог, и всех детей люблю.

На груди Инна показывает крестик из Иерусалима, который получила в подарок от одного офицера. Офицер навсегда покидал Чечню и сказал: «Он меня три раза от смерти спас. Я увольняюсь, а ты остаешься здесь. Пусть он тебя хранит. Есть такая примета, если из Чечни вышел один раз, возвращаться нельзя. Потому что оттуда только с тяжелым ранением или грузом 200. Крест спасает от смерти». После этого Инна Авилова возвращалась в Чечню неоднократно, и верит, что осталась жива благодаря этому крестику. Ведь ситуации, когда могла оставить сына сиротой, случались неоднократно.

За свою долгую службу от рядового до прапорщика Инна Авилова награждена многочисленными медалями и нагрудными знаками. Среди них «За отличие в службе» и «За службу на Северном Кавказе». Сегодня живет простой гражданской жизнью в Квартале Южный в Щербинке. О службе вспоминает часто – там прошли 17 лет ее жизни. И эти 17 лет оставили немало седых волос. Война, как признается Инна Ивановна, снится до сих пор. Но о том, что поехала служить, не жалеет.
Я реалист. Как сложилось, так сложилось. Я считаю, начал, значит, доведи до конца!

ochevidets.info
Новости Щербинка

avilova3

avilova1

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика