|Четверг, Июль 7, 2022
Вы здесь Home » Горожане » Воспоминания вертолетчика

Воспоминания вертолетчика 

08.07.2021

kuharenko (10)

Александр Кухаренко выбрал профессию вертолетчика и совершал вылеты двадцать пять лет. В рубрике «Боевое братство» он рассказал о службе в военной и гражданской авиации, которой посвятил всю свою жизнь.

Александр Иванович родился в Белоруссии в 1962 году. После окончания средней школы поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков, выбрав специальность вертолетчика. После окончания училища в октябре 1984 года попал по распределению в Забайкальский военный округ, город Могоча, в отдельный боевой полк на должность летчика-оператора вертолёта «Ми-24».
Там шла подготовка к командировке в Афганистан. У нас была подготовка летного состава по программе «эстафета». Я попал в Афганистан в период начавшегося вывода войск, служил там с сентября 1988 года по 13 февраля 1989 года. Последние четыре вертолёта, которые вывелись с аэродрома города Кабула, это были наши, – рассказывает Александр Кухаренко.

Перед отправкой в Афганистан летчики проходили горную подготовку в Судаке, в Крыму, осуществляли дневные и ночные переходы через горы. Это необходимо было на случай вынужденной посадки, если бы экипажу пришлось пробираться к своим. Дальше часть была переброшена в Коган, где шла подготовка в пыльных условиях.
Там месяц шла акклиматизация, потому что мы приехали из Забайкалья, где уже были морозы градусов по двадцать. А там жара 35–45 градусов. Впервые узнали, что такое верблюжья колючка, как её заваривают, чтобы пить не хотелось. Потому что в летной столовой если утром сварили компот, он к обеду не успевал остывать, он горячий так и был.

Афганистан
В Кабул прибыли 1 октября. Большим потрясением для вновь прибывших стала гибель 2 октября экипажа вертолета «Ми-8» капитана Михаила Хрипача.
Их сбили ракетой Stinger. Только мы приехали, пришлось провожать экипаж на родину в цинковых гробах. Но дальше пошла работа, задачи выполнялись разные. Полёты на поиск караванов, прикрытие воздушных судов, а именно «Ил-76» и других самолётов, прилетавших из Москвы, из Ташкента в Кабул. Мы на «Ми-24» прикрывали «Ми-8», которые занимались обеспечением постов, потому что вокруг Кабула в горах были десантные заставы. «Ми-8» доставляли им продукты, воду, вывозили раненых, больных, письма, – вспоминает Александр Кухаренко.

Личный состав берегли. Летали без борттехника, по два человека вместо трех, чтобы, если будет экипаж сбит, один оставался в живых.
Когда вывод войск шёл, вывозился личный состав, в «Ил-76» загружали по 300 человек, в день взлетало по десять самолетов. Как минимум 3000 человек вывозили за день. Мы ещё тогда как бы особо не осознавали, потом пришло осознание, что как минимум тысяч 20–25 человек мы проводили воздухом на Родину.

Война – это страшно. Особенно когда есть погибшие. Но военные прибыли выполнять задачи, поставленные правительством, и необходимо было сосредоточиться на этом.
13 ноября 1988 года мы назвали «кровавое воскресенье». В этот день в модуль с вертолетчиками соседней эскадрильи попал реактивный снаряд. Был обстрел аэродрома. Первая ракета упала возле вертолета, а вторая попала прямо в модуль с летчиками. 12 человек сразу погибли, на следующий день 13-й умер. Это, конечно, было большим потрясением. Но нужно было делать работу, и полёты просто выполнялись дальше.

О том, как удавалось поддерживать боевой дух, сложилась пословица: «Были две радости в Афгане. Письма из дома и баня». Баня снимала физическую нагрузку, письма – эмоционально поддерживали.
Мне письма приходили через день. Со мной в одной комнате парень жил Сергей Пешеходько. Царствие ему небесное. Погиб на выводе. Ему письма приходили каждый день, – рассказывает Александр Кухаренко.

В Афганистан прилетали журналисты как наши, так и зарубежные, желавшие сделать репортаж о происходящем.
У нас не принято перед вылетом ни фотографироваться, ни сниматься, ни интервью давать. Брали их на борт, с ними летали, показывали интересные места: дворец Амина, который захватывали, на боевые посты они летали. Молодцы они в принципе, хотя работа их такая, но не каждый бы отважился.

За участие в выводе войск из Афганистана Александр Кухаренко награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени.

После вывода
После Афганистана с 1989 по 1992 год Александр Кухаренко служил в Германии, где был назначен на должность командира вертолета «Ми-24».
Интересно было наблюдать очень сильную разницу в развитии Афганистана, Советского Союза и Германии. То есть Афганистан – это XVI век, на 400 лет они от нас по развитию отстают. А Германия немножко впереди нас шла, хотя ГДР – социалистическая страна была, но более была устроена.

После вывода советских войск из Германии полк перебазировался в Курск. В январе 1995 года эскадрилью начали готовить для командировки на Кавказ, в Чечню.
Ушли наши курские, и через полтора месяца мы должны были их заменить. Но случилась трагедия. Два экипажа погибли. Шесть человек погибло лётчиков. Все прекрасные ребята, многие из них прошли практически все горячие точки: Афганистан, Таджикистан, Молдавию. После этого дали команду: курских больше не брать. В Курске я прослужил четыре года.

Спасательная авиация
В 1996 году Александр Кухаренко уволился из вооруженных сил РФ в звании капитана. Однокашники пригласили Александра Ивановича работать в Московский авиационный центр, который находился в Быкове, а в 2011 году перебазировался в Остафьево. Тогда семья Кухаренко переехала в Щербинку.
– Почти десять лет я отлетал на гражданских вертолётах, принимал участие в тушении практически половины пожаров в Москве и Подмосковье. Летал на «Ка-32», очень хороший вертолёт, который берёт пять тонн воды, сбрасывает сразу на очаг пожара.
За время службы Александр Кухаренко награжден медалью «За отвагу на пожаре» и рядом ведомственных наград. В 2018 году он был переведен на должность диспетчера полетно-информационного отдела. Сейчас управляет вертолетами санитарной авиации, которые доставляют пострадавших в ДТП в Москве и в Московской области в столичные больницы в течение 10–15 минут после происшествия.

Семейный тыл
Военные говорят, что половина звезд на погонах как минимум принадлежит супруге. Именно такая супруга была у Александра Ивановича. В 1985 году, получив офицерские погоны, он женился на своей однокласснице Тамаре. Они прожили вместе 32 счастливых года.
Она приехала ко мне в Забайкалье. Была ошарашена, что все подъезды обиты мешковиной, утеплены, чтобы не перемерзали. Сказала: разве так можно жить? Но человек ко всему привыкает. В 1985 году в Забайкалье сильные морозы были, перемерзло отопление, перемерзла вода. Вся нагрузка легла на электричество, электричество не выдерживало. Однажды мы должны были лететь на учения в степь на три дня, я уже ушел из дома, но погода не позволила лететь, и я вернулся обратно. Смотрю, а дома света нет, перегорел, супруга сидит плачет, в доме холодно. Побежал за электриком, сделали электричество. Она прилетала ко мне в Коган на две недели, посмотрели Среднюю Азию. Потом вместе в Германии служили и в Курске дослуживали.

Александр Иванович очень ценил супругу, которая стойко переносила все тяготы гарнизонной жизни, и в свободное от работы время старался помочь ей по хозяйству.
Пеленки от первой дочери были все мои. Я сказал: не стираешь, а складываешь. Я возвращался с полета и стирал. Вторая дочь родилась в Германии, там проблем не было – появились памперсы.

Единственно верный выбор
О выборе профессии Александр Кухаренко ни разу не пожалел. Романтика полетов и привычка быстро принимать решения затягивают и дарят ощущение полноты жизни.
В Кабуле аэродром находится внизу, вокруг горы. И ты летаешь – солнце светит. А заходишь на посадку – очень быстро приходит темнота. То есть внизу уже ночь, а ты еще летаешь, у тебя еще день, солнце не село. Горные виды, снежные вершины, серпантины завораживают. Как сейчас кадры снимают с квадрокоптера, так ты с вертолета сам видишь. Ощущения неописуемые. Но в то же время работа очень ответственная. Нельзя в полете думать о том, что у тебя происходит дома. Сел в кабину и надо выполнять то, чему тебя учили. Бывают ситуации, когда нужно принять грамотное решение, на которое тебе отводится буквально от 3 до 5 секунд, а бывает и меньше. И оно должно быть единственным и верным. Потому что ошибки могут очень дорого обойтись. Это и есть жизнь.

Беседовала Елена Карасева

ochevidets.info
Новости Щербинка

kuharenko (3)

kuharenko (12)

kuharenko (7)

kuharenko (8)

kuharenko (6)

kuharenko (1)

kuharenko (11)

kuharenko (9)

kuharenko (5)

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика